правила » сюжет » f.a.q. » город » законы » прогресс » 1959 » повстанцы » способности » лица » занятость » герои » акции » хочу к вам » анкета
фантастика, антиутопия
R (18+), смешаный мастеринг
LANATHEOMATSWILMA

13 : 25 : 2 : 24
20.06.2017 Нам исполнился месяц! В честь этого маленького события мы приготовили увлекательную праздничную лотерею для всех желающих!
17.06.2017 Новая акция: очень ждем в игру участников сопротивления!
12.06.2017 Мы открываем второй квест! Q2. All good things - записаться можно до 15 июня.
8.06.2017 Мафия в городе! Игра началась, отсчет пошел. Выживет только сильнейший.
4.06.2017 Игра Мафия в стиле Биошока - успей записаться!
3.06.2017 Стартовал квест Q1. Comes a bright day! Записаться в него можно в этой теме.
24.05.2017 Первые новости, первые обновления и акция на приезжих.
20.05.2017 С этого момента наш форум официально является открытым! Добро пожаловать в наш "Завет", дорогой гость!

ЗАВЕТ: Lost At Sea

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЗАВЕТ: Lost At Sea » Дары Нептуна » Нужные персонажи


Нужные персонажи

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Здесь собираются заявки необходимых в игру персонажей.
Дорогие игроки, все, что вам нужно сделать: заполнить свою заявку по шаблону и опубликовать ее в этой теме.
Помните, что внешности и имена для акций не придерживаются автоматически,
но их можно придержать их в общем порядке Гостевой или выкупить на более долгий срок.
И не забывайте следить за актуальностью своих заявок!

Код:
[table layout=fixed width=100%][tr][td bgcolor=#243231][/td][/tr][/table]
[align=center][size=14][font=Georgia]Я ОЧЕНЬ НУЖДАЮСЬ В [b]здесь пишем в ком[/b][/font][/size][/align]
[table layout=fixed width=100%][tr][td bgcolor=#243231][/td][/tr][/table]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td][align=center][img]ваша картинка 250 х 145[/img]
[i]внешность[/i][/align][/td]
[td][align=left][font=Georgia][b]имя, возраст:[/b][/font]
ответ
[font=Georgia][b]профессия:[/b][/font]
ответ
[font=Georgia][b]навыки:[/b][/font]
ответ
[font=Georgia][b]способность:[/b][/font]
ответ[/align][/td]
[/tr][/table]
[quote][align=center][b][size=14][font=Georgia]♫ трэк, ассоциирующийся с персонажем[/font][/size][/b][/align]
[align=center]здесь пишем о персонаже[/align][/quote]
[spoiler="[align=center][b][font=Georgia]ваш пост:[/font][/b][/align]"]ответ[/spoiler]
[align=center][b][font=Georgia]связь с вами:[/font][/b]
ответ[/align]
[table layout=fixed width=100%]
[tr][td bgcolor=#243231][/td][/tr][/table]

0

2

Я ОЧЕНЬ НУЖДАЮСЬ В СЫНЕ

http://68.media.tumblr.com/6067a16b81ed42dfeca55cbf6b613947/tumblr_oin3q5KDbS1usm6l6o9_r1_400.gif
Finn Wolfhard

имя, возраст:
Mikael "Micke" Svensson, ~12 лет
Микаэль "Микке" Свенссон
профессия:
ученик средней школы им. Г. Китинга
навыки:
самостоятельный, изобретательный, послушный, шалит вдалеке от материнских глаз
способность:
не имеет в силу возраста / еще не проявилась, если унаследована от отца

♫ OST Indiana Jones - Main Theme
Очень ищу своего родного и любимого сына, ради которого пойду на многое.
Мать Микке - Лана Свенссон, 35 лет, ученая в области биохимии и молекулярной биологии. Данные об отце подлинно не известны. У Ланы нет способности, сама она пока не рискнула ввести себе плазмид. У Микке есть дедушка Риккард, швед по происхождению. Бабушка Рита имела русские корни, но она умерла задолго до его рождения.

Сам Микке - самостоятельный и ответственный мальчик, взрослый не по годам. смышленый. Он не боится больниц и привык к необходимым процедурам, часто бывает в клинике исследовательского центра, где работает его мать. Возможно, имеет какую-то врожденную особенность, но она не слишком мешает ему в общении со сверстниками. Микке подвижный и позитивный парень, готов прийти на помощь друзьям, храбрый, любит приключения. Хлопот матери почти не доставляет, но Лана все равно постоянно боится за него, и на то есть причины, о которых маленьким знать лучше не стоит. Вероятно, унаследовал от матери недюжинные умственные способности и тягу к исследованиям, к изобретениям, только его излюбленная сфера их применения - техническая. С детства обожал машины-конструкторы, возможно, мечтает быть изобретателем роботов. Слушает заводную музыку, забавно танцует, не прочь научиться игре на гитаре. Хулиганит иногда, как и все, но никогда не обижает слабых. И раз уж Лана беспокоится о сыне, то и Микке отвечает ей тем же: часто заверяет ее, что ничего не случится, что он уже взрослый самостоятельный юноша и ей не о чем волноваться, и больше всего мечтает убрать встревоженность из ее глаз.

Кроме семейных эпизодов со мной, можно вдоволь поприключаться по улицам Завета, залезть в его запрещенные коридоры, собрать команду друзей и убегать от строгих полицейских, их вездесущих следящих дронов и устрашающих Больших Папочек, аналоги которых у нас непременно будут. Будет возможность ввязаться в нечто загадочное и опасное - главное, чтобы мама не узнала.

еще вдохновение

http://68.media.tumblr.com/75091b249fdd47693f905a79c4a26993/tumblr_ohqtkrIADP1qcbk34o2_250.gif

http://68.media.tumblr.com/3edca39e35afc9c1ac63724c5f9f2adf/tumblr_ohqtkrIADP1qcbk34o1_250.gif

ваш пост:

low roar — i'll keep coming

Джина открывает дверь, входит в холодную комнату и замедляет шаг, еще не подходя достаточно близко, прикладывает ладонь к губам без единого звука. Слышит, как ударяется сердце в тесные ребра, но вздыхает и продолжает дышать. Через несколько быстрых шагов она уже может лучше разглядеть лицо человека, лежащего на столе, холодного, бледного, со впалыми глазами — когда-то карими, цвета старого темного янтаря, но сейчас закрытыми, — и выпирающими скулами, так выразительно подчеркнутыми смертью. Мраморно-выбеленные губы. И черные волосы, такие же, как у нее, — единственное, что не изменилось. Джина несколько секунд смотрит на него, не понимая, что именно чувствует, а потом быстро осматривает руки, грудь, бедра под простыней. Это важно, всего на свете важнее. Родинки, знакомые вмятины старых рубцов, татуировки. И чистая, неестественно лишенная крови рана посреди груди, изрезанной шрамами, которых Джина не помнила.
— Сукин сын, ты все-таки вздумал умереть... Ну что, не мог не лезть под пули? — сказала она так, как будто он мог ответить, и ласково, заботливо поправила челку надо лбом, даже сейчас таким серьезным с тяжелыми морщинами от виска до виска.
— Ты ведь такая же, — будто говорят его недвижимые губы. Джина почти видит на них улыбку, такую знакомую. Тысячи раз она представляла, как встретится с ним, как крепко сожмет его плечи, сколько всего расскажет, сколько нужно ей ему рассказать, а потом будет слушать его историю и расспрашивать, расспрашивать... Он так часто улыбался ей. Учил никогда не сдаваться и не падать духом. Всегда веселил и радовал. И непривычно было видеть его таким молчаливым и спокойным.
Смерть не вяжется с ним — это будто бы не про него, но это он, и он больше не встанет, сколько ни бейся.
— Вот как ты встречаешь свою сестренку? Не обнимешь, не скажешь ничего.
Она говорит это тихо, с какой-то непередаваемой лаской, хотя едва ли ее слова можно разобрать с расстояния в несколько шагов. Она не видит, где позади нее остался Сет, да и кажется, и вовсе забывает о существовании ирландца, равно как и существовании всех прочих людей и всего огромного мира. Все еще гладит его руки — такие холодные и тяжелые, на ощупь кажется — не настоящие, фальсификация, чудовищная шутка, подобие из пластика, латекса и замороженного мяса. Слишком похожий на ее Даррена. Слишком неживой, чтобы быть им. Чтобы быть человеком. Она видела человеческие трупы, много трупов, некоторых из них знала при жизни, и все они становились всего лишь подобиями людей, пошлыми в своей потрясающей уподобленности, точные копии (конечно, это ведь они и есть, но...) — они всегда кажутся подменышами после. Особенно, если ты их знал. Особенно, если не помнишь момента, когда человек на столе не улыбался, не делал что-то руками и не говорил с тобой удивительно теплым голосом. Он всегда согревал ее замерзшие ладошки в своих, даже когда она подросла и стала сопротивляться этой заботе о ней, как о самой маленькой в их семье, а теперь... Теперь у него такие холодные руки и тяжелый лоб, который она зачем-то поцеловала. Честно говоря, она не знала, должна ли была это делать, можно ли, правильно ли это — странные спорящие мысли о стерильности морга и о все-таки медленно разлагающемся теле, запах которого перебивался резкой отдушкой формалина. Она сделала это, потому что хотела как-то еще выказать свою любовь, этот свернувшийся соленый клубок в онемевшем горле, но когда сделала это, ощутила на губах восковой холод и липкое чувство неприятия. И, как ни странно, как ни хотела заплакать вот теперь, когда это даже необходимо, когда никто ее не осудит и... Она не могла. Это было все равно, что выдавливать слезинку на заказ. Она могла бы рассмеяться на заказ даже сейчас, если попросите, но не плакать. Только смотрела, забывая моргать, на его тело, понимая и не понимая происходящее. Да, это правда. Да, ты нашла его. Да, вот он мертв. И что ты чувствуешь?

the brothers bright — awake o'sleeper

Что ты чувствуешь, черт тебя подери? Он больше не встанет.
Она хотела бы, чтобы он ее обнял. Она так мечтала об этом. Потом перестала мечтать и стала верить. Потом надеяться. Потом просто видеть во сне, а днем забывать за другими делами: партизанам нужно есть, партизанам нужно стрелять, партизанам нужно перевязывать раны, а важнее всего им нужно не умереть, и они стали замещать ей семью, и за это даже иногда бывало стыдно. Раз в месяц она обновляла запрос и продолжала собирать, подсчитывать и грамотно распределять еду, патроны, бинты, собственные силы. Раз в месяц она ставила в своей душе свечку богу, в которого не верила, чтобы вернул ей хотя бы брата, хотя бы Даррена. И бог ее услышал. Теперь она свободна.
Джина стояла и думала о том, что это, в сущности, справедливо. Кому-то нужно уходить. А менее достойным продолжать расплачиваться за грехи в этом пропаленном насквозь аду. Видимо, она из менее достойных. Джина стояла и думала о том, как ей хочется совершить противоестественное — прилечь вот тут, рядом, прямо сверху на его груди, обнять и побыть так немного. Потому что скоро она уедет и, точно знает, не вернется на его могилу, потому что это ему она обещала не плакать, а на могиле — через год, через два — непременно будет, раз уж не может пока.
— Кто-нибудь из родственников остался? — будто просыпается она и страшно будничным тоном спрашивает у работника. Тот сочувственно-вежливо качает головой. — Совсем никого? А жена... девушка, — Джина хлопает себя по лбу, вспоминая: — да, конечно, они же не были расписаны.
Работник морга, имени которого Джина не запомнила бы, даже если бы он и называл его, на это только развел руками: "ничем не могу помочь". Может быть, с ней тоже что-то случилось. Или они расстались, а может, она не так уж его любила и просто уехала в неизвестном направлении, и ее Джина точно искать не будет.
Она отдала почти все свои сбережения, включая дешевые сережки, которые все равно сто лет не надевала. Все, что было с собой, и еще немного осталось в лагере в Мичигане, достаточно, чтобы протянуть кое-как до сентября.
— Похороните его как следует.
В отличие от Джины, этот парень в своей вере — вере в лучшее — не сомневался. Хоть эта вера его и не спасла.
Почему я не нашла тебя раньше?
Почему ты меня не нашел...

связь с вами:
гостевая и лс на форуме, позже скайп

+1

3

Я ОЧЕНЬ НУЖДАЮСЬ В ДРУГЕ ЮНОСТИ

https://68.media.tumblr.com/f26effab4d5c598ffcf36e41ff095880/tumblr_ojv48obHRs1vx2vblo1_250.gif
Robert Downey Jr.

имя, возраст:
Paul Sparrow / Пол Спэрроу, чуть за 40 (польстим х))
профессия:
ученый, изобретатель, выбор области - на Ваш вкус (медицина, генетика, техника-электроника?) - работает не в "Гринлайт"
навыки:
обаятельный мужчина, которого Лана всю жизнь не замечает
способность:
на Ваш выбор

♫ IAMX – President
Из моей анкеты:

От кого она забеременела в двадцать три? Она предпочитает не говорить об этом. Одно ясно - не от того, с кем встречалась на тот период. Потому что Пол Спэрроу, с которым она "встречалась", как все думали, на самом деле был лишь ее верным другом, спасавшим от настойчивых кавалеров. Или она так думала, не замечая чего-то большего. Они так и остались друзьями, даже когда он завел свою семью, а она свою.

Она закончила университет, и теперь все тот же Пол Спэрроу пригласил ее в свою маленькую ученую группу. Какое-то время они работали вместе, Лана помогала Полу с его проектом, перебиваясь кое-как между случайными заработками в университете, где получала небольшую зарплату лаборантки - на первое время этого хватало. Но ей нужно было растить сына. А тут так кстати на пороге нарисовался доктор Чонг, который через ее отца навел справки о ней, и теперь зазывал в свой коллектив в "Гринлайт". Лана знала о скандале, разразившемся в начале семидесятых, пусть ее тогда и волновала больше смерть мамы, и она не слишком хотела связываться с сомнительными опытами. С другой стороны, именно эти опыты подарили ей жизнь и те самые девять лет рядом с матерью. Возможно, она сможет принести людям такую же пользу. Достичь своей мечты. Отец старел, ей нужны были деньги, отказываться от такого шанса было бы безумием. В то же время согласие все-таки пошатнуло ее дружбу с Полом. Ведь она бросала его и его проект ради большей зарплаты, славы, статуса. Люди, работавшие в "Гринлайт", казались простым смертным едва ли не элитой, закрытым классом, небожителями, занятыми неведомым им, смертным, манипуляциями с человеческой природой. Пол, несомненно, сказал, что все понимает, что она должна принять предложение Чонга. Но с того времени отношения между друзьями заметно охладились. Позже Спэрроу женился и тоже завел семью, время от времени они с Ланой общаются, но заметно реже.

Очень жду этого персонажа. Скорее всего познакомились они, когда Лана была на первых курсах, а Пол - на последних, а затем в аспирантуре. Хочу попытаться восстановить дружбу между Полом и Ланой, отыграть хотя бы пару теплых моментов, парочку - с профессионально-рабочим уклоном, и еще немножко - из студенческого прошлого.

Да-да, из студенческого прошлого ;D

https://68.media.tumblr.com/f522321c20c46de898d3d6e59d98ee65/tumblr_oong06J69J1uz8z6ro1_400.gif
https://68.media.tumblr.com/5c1a12422fb3809e9a57b5080296b502/tumblr_o91p3zX1xP1vx2vblo1_500.gif

И я чуть не поставила в шапку заявки ЭТО =^_^=

https://68.media.tumblr.com/03597541c71000468d26d1d7d4c67604/tumblr_oqhivf8hM21v1qzojo3_400.gif

ваш пост:

См. в заявке выше.

связь с вами:
гостевая и лс на форуме, позже скайп

+3

4

Я ОЧЕНЬ НУЖДАЮСЬ В ДОЧЕРИ

http://funkyimg.com/i/2tJch.gif
Millie Bobby Brown

имя, возраст:
Эрика Адлер, 14
профессия:
школьница
навыки:
много читает, учит итальянский, ответственная
способность:
плазмид от матери – баку/гея/имитатор/перенос/стоп-кадр/толкач (на выбор, способность могла еще не проснуться, или только недавно).

♫ Ghost – Cirice
х Отец и мать Эрики, Райль и Ирэн – специалисты в робототехнике. Деда в живых девочка не застала, а вот с бабушкой проводит достаточное время. Ванесса Адлер много лет проработала в СМИ и до сих пор не до конца отдалилась от своей работы. Сейчас Райль работает преподавателем в университете и научным исследователем. Мать Эрики мертва.

Эрика росла в достаточно богатой семье, чтобы мало в чем знать отказа, хотя никогда не доходило до абсолютной безнаказанности за свои проступки. Как единственный ребенок она, естественно, была окружена большим количеством внимания, порой даже с избытком, но сейчас в беспомощное создание девочка не выросла.
У Адлеров никогда не было особых скелетов в шкафу – все весьма спокойно и гармонично. В доме всегда приветствовался диалог, а не скандал на пустом месте.
В 1993 году, когда Эрика была у Ванессы, на её родителей нападает грабитель, и Ирэн погибает. Утрату им с отцом приходится переживать вместе, насколько это возможно. Райль не отдаляется от дочери, наоборот, маясь от чувства вины, отвлекается на их общение друг с другом.
В целом, их отношения весьма доверительны, насколько это может быть между отцом и дочерью. Возможно, Райль недостаточно хорошо понимает Эрику в некоторых вопросах, но честно пытается, с полной готовностью встречая переходный возраст и все его прелести.

Относительно характера: я допускаю, что Эрика может быть в родителей – спокойной, рассудительной, не по годам серьезной, а, может, наоборот, обладать противоположными качествами. Ванесса занималась достаточно много времени, чтобы привить Эрики разные знания, о необходимости которых Райль мог и не догадываться со своей точки зрения. Она определенно умеет постоять за себя (причем, вовсе не кулаками), поставить отца на место, если тот творит что-то неясное. Взрослеть пришлось раньше, чем хотелось бы, но они, кажется, справляются. Возможно, сейчас с моей стороны недостаточно внимания из-за работы, но все подобные подробности уже проще обсуждать с игроком.
З.Ы. Виланд обещал учить вас русским матам, чтобы потом получать от меня.
З.Ы.Ы. Внешность мало принципиальна - ваши версии посмотрю. Имя фигурирует в анкете и в постах, поэтому менять нежелательно.

ваш пост:

Иногда Харви казалось, что он задыхается.
Урок начался еще несколько минут назад, а ему никак не удавалось собраться с мыслями. В последнее время проблема рассеянной концентрации ощутимо усилилась, или так казалось самому Янгу, пытающегося найти причины очередных своих бед хоть в чем-нибудь. Спасало то, что учителя редко вообще обращали на него внимание, даже которые приходили только после университетов и какое-то время пытались понять причину плохой успеваемости ученика. К сожалению, их нервы быстро сдавали под напором новых обязанностей и характеров других детей, поэтому в один момент происходила мысленная отмашка. Учитывая, что Харви с первого класса был тихим и старался избегать любых острых моментов, которые сделали бы его центром чужого внимания, это не составляло для них особого труда.
Ему нравилось сидеть на ряду возле стены: удобно закрыться локтем от окружающего мира в надежде, что до тебя лишний раз не доебутся, и черкай в тетрадке, что захочешь. Благо, уже прошли те времена, когда Харви был жертвой детской злобы и чужих насмешек. В старших классах сознание все-таки меняется у большинства подростков, и несколько человек даже подходили извинялись, что было удивительно для него, но причина была вовсе не во взрослении. Нет ничего интересного приставать к тому, кто отпора-то никакого не дает.
Точнее, все оказалось немного сложнее. Сдачи-то он, однажды, дал, да так сильно, что сам испугался – голова одноклассника сильно дернулась в сторону после удара – но все обошлось подтеком под скулой. Директор вызвал родителей их двоих, рассказывая ситуацию, и сознательно Харви осознавал, что педагогически все было сделано правильно. Только если через пару недель от синяка у того парня не осталось и следа, то у Янга тело цвело дольше фиолетовыми пятнами.
У отца было все просто. Переврать все, что ты ему говоришь, а потом оправдать собственные действия, объяснив, что он просто занимается воспитанием – было в его духе. Что скрывать, мать Харви далеко не ушла.
Поначалу это все казалось нормальным. Фанатичная забота вокруг его брата и воспевание всех его достижений, постоянные походы в церковь, постоянные ограничения в питании, образе жизни. Джерарда он любил и даже ему сочувствовал. Если Харви от контроля над собой медленно, но верно, казалось, начинал сходить с ума, то про старшего было даже страшно думать. Джер хорошо рисовал и быстро соображал, он был намного тише Харви, постоянно блуждая в каких-то своих мыслях. Старшеклассник привык, тихо не понимая, чего хотят родители – им и этого было мало. Еще немного, и те превратили бы старшего в мессию для воспевания, и Янг надеялся, что до этого все-таки не дойдет.
Трудности начались в момент начала социализации. Общение с другими детьми всегда вызывало недоумение, особенно вкупе за наблюдением их отношений с родителями. Харви удивляло, что так много было позволено их ровесникам, и сначала сильно возмущала неправильность этого. Но с ними было интересно, а Янг с младенчества всегда испытывал потребность в общении, пусть сам этого не осознавал. Первые тревожные звоночки в его голове зазвучали, когда мальчик с детской площадки принес ему свою «любимую книгу». Читать на тот момент Харви уже умел (дома не было компьютера и даже намека на телевизор, поэтому чтение было своего родом спасением), поэтому с радостью одолжил предложенную вещь. Вечером того же дня книга отправилась в мусорное ведро, предварительно будучи разорванной, а затылок взвыл от оплеухи нелегкой руки отца.
Ребенком Харви не понимал, что не был тогда ни в чем виноват, поэтому даже пытался объясниться перед тем парнишкой, полностью беря ответственность за случившееся на себя. Стоит ли говорить, что после этого Янг на площадке той больше не появлялся, а что-то одалживать у знакомых для него стало табу?
Родители любили лишний раз прочитать лекции о том, насколько прогнил мир, и что спасение ждет только тех, кто будет верен Господу. Даже сейчас Харви мог посреди ночи проснуться и оттараторить несколько молитв, которые заучивал с самого детства вместо детских стишков и песен. Никаких журналов и газет – только играющее радио и иногда какие-то брошюрки из церквушки неподалеку. Янг уже не знал, как давно вошло в привычку читать под одеялом при свете маленького фонарика, когда все уже спят. Недосып и рассеянная концентрация были логичной вещью отсюда, но Харви смело жертвовал этим. Правда, не учел, что от такого чтения здорово может сесть зрение.
Учебники всегда прятались по всей комнате, потому что в начальной школе ему не понравилось копаться в мусорке утром, когда все ушли на работу, чтобы отыскать книгу по естествознанию, а потом выслушивать в школе смешки по поводу жирных пятен на листах и обложке. Попытки оттереть хоть чем-то завершились тем, что внешний вид учебника стал еще страннее. Зато никто никогда его у него не брал.
Так было все время. Уроки делать удавалось за пределами дома. Дома было шумно, дома постоянно лезли с разговорами о Боге и с нравоучениями, помимо них с Джерардом было еще двое детей, и это было просто невыносимо. Янг лишь в последние годы задумался о личном пространстве, точнее о его полном отсутствии. Приступы воспитательского вопроса со стороны отца тоже доверия не внушали, и Харви всегда засиживался до закрытия школы. Это было единственным временем, в период которого он чувствовал себя расслабленным. Его не трогали родители, не дергали одноклассники, и в это время парень мог спокойно заниматься уроками.
Впрочем, это было не всегда так. С первых классов Харви демонстрировал хорошие показатели на физической культуре, а в средней попал в сборную по волейболу. Родители считали, что это обязательное участие, поэтому лишь недовольно скрипели зубами, надеясь, что это скоро закончится. Говорить правду Янг не решался, пока сборной не нужно было поехать на соревнования после победы по городу. Без их разрешения Харви бы никто с собой не взял.
Он никуда не поехал, а порванная на куски бумажка для подписи отправилась туда же, куда, однажды, книга несостоявшегося друга и учебник по естествознанию. Ему предложили не тратить время и напомнили лечь пораньше, потому что утром нужно было идти на службу, и все сделали вид, словно все в порядке и ничего такого не случилось.
Это был последний раз, когда Харви прорыдал всю ночь под одеялом, пока Джерард молча сидел рядом, никак не комментируя произошедшее, но пытаясь хотя бы присутствием облегчить обиду младшего брата.
Из основного состава через пару месяцев его вычеркнули. Тренер даже пытался поговорить с родителями школьника, но лишь был обруган в присутствии сына, из-за чего Харви окончательно перестал появляться в зале по каким-то отличным от обычного урока физкультура причинам. Ему было стыдно за родителей и за себя.
Поправив очки на переносице, Янг переписал с доски тему сегодняшнего урока в тетрадку и попытался собрать себя в кучку, чтобы начать конспект. Удавалось с трудом, но с усилием воли школьник все-таки делал пометки. Осталось отсидеть еще пару уроков, чтобы удалиться на последний этаж, где возле крыши был небольшой уголок с диванчиком для посетителей школьного психолога. Последний тоже не раз пытался поговорить с Харви, но тот улыбался и  отвечал, что у него все в порядке, надеясь, что и дальше тут позволят сидеть со своими учебниками и тетрадками. Позволяли. В школе было много учеников проблематичнее его самого.
Время течет достаточно быстро, что обнадеживало. Скоро раздадут результаты контрольной, к которой Янг готовился две ночи, и надеялся увидеть более менее обнадеживающую картину. Новый семестр хотелось начать с удачной ноты, пусть все его попытки сделать также раньше проваливались с треском. Сдаваться просто так Харви не собирался.
Ему, наконец, суют листок с его вариантом, и с легкой улыбкой, едва заметной, Янг разворачивает его, надеясь увидеть хороший результат. От количества красного цвета на бумаге рябит в глазах, а внутри все сильно сжимается.
«Как же так?»
Улыбка сползает с лица так же резко, как и возникает, а Харви несколько секунд мозолит глазами неудовлетворительную оценку в углу листка. Обведенную в кружочек, как мишень для его взгляда. Чувствуя дрожь в руках, Янг со всем усилием пытается не выдать своего разочарования внешним видом, надеясь, что все сочтут это за пофигизм.
Еще несколько минут идет разъяснение контрольной, и Янг просматривает свои ошибки, все еще рассчитывая на какое-то недоразумение. Но тут же в голове выстраивается информация, позволяя Харви с ходу понять, что он действительно смог наковырять ошибок в самых простых вещах, которые мог повторить в правильной версии еще перед контрольной.
Видимо, он, правда, разгневал Бога, и тот не преминул шансом лишний раз щелкнуть парню по носу.
Звонок с урока заставляет его резко скинуть все вещи в сумку и одним из первых подойти к столу учителя, возвращая листок на место. Он очень надеется, что преподаватель не будет его дергать по поводу результата, но не рискует – вылетает из кабинета в коридор и несется в туалет, чтобы хоть как-то привести себя в порядок.
У него было десять минут перерыва, которыми Харви и воспользовался.
На следующий урок истории Янг успевает вовремя и садиться на свое место ровно со звонком. Место в конце возле стены ему уже давно уступили одноклассники, что не могло не радовать. Редкий предмет, который не вызывал у него желания куда-нибудь исчезнуть, хотя Харви полагал, что дело все в новом учителе. Моро появился у них в школе лишь в этом семестре, и трудно было не заметить, как тут же попытались привлечь его внимание несколько девушек из класса. Что скрывать, Янг их отлично понимал.
Свою ориентацию парень осознал в начале старшей школы, и это едва окончательно не размазало его личность. Некоторые представители мужского пола действительно привлекали его внимание, вызывая разные мысли не совсем приличного содержания в голове, что начала его жутко испугало. Выручили немного подслушанные в туалете обрывки разговоров, и Харви понял – не у него одного такая проблема. Разговоры родителей о гомо- и бисексуальности не выходили у него из головы до сих пор, но, наверно, гореть в Аду вместе с кем-то не так обидно, как одному.
Дэймон Моро привлек внимание еще в первый день из-за разноцветных глаз, как бы банально это не звучало – вряд ли кто-то заметил что-то иное с первых секунд. Родителям об этом Харви говорить не стал. Не хотелось слушать крики о бесах и чертях и вновь становиться свидетелем разборок. Он вообще им уже давно ничего не рассказывал, поэтому о новом учителе и словом не обмолвился.
Слыша перешептывания сбоку, Харви мельком посмотрел на одноклассников, чтобы убедиться – не он цель обсуждений, и переключил свое внимание назад на урок. Удивительно, что Моро удавалось подавать материал так, что даже Янг его воспринимал с ходу и неплохо запоминал, хотя очень много фактов все равно вылетало из головы и приходилось нагонять именно по учебникам. Впрочем, в последнее время ему удавалось немного времени до закрытия школы потратить на быстрый повтор материала, но после предыдущего урока что-то подсказывало Харви, что даже это ему уже не поможет.

связь с вами:
Гостевая, лс,  а там найдемся.

Отредактировано Rajl Adler (2017-05-30 01:49:10)

+5

5

Я ОЧЕНЬ НУЖДАЮСЬ В МАТЕРИ

http://funkyimg.com/i/2tJdf.gif
Jessica Lange

имя, возраст:
Ванесса Адлер, 67
профессия:
Телеведущая (уже не так часто, как раньше)
навыки:
Знает несколько языков. Весьма начитанная женщина, которая разбирается во многих областях, даже, казалось бы, далеких от её профессии. Прекрасно разбирается в искусстве.
способность:
Плазмид имеется, способность полностью на ваш выбор.

♫ Das Ich – Nahe
Историю ее появления в Завете оставляю на Вас. Но с моим отцом, Генри Адлером, Ванесса познакомилась еще будучи начинающим репортером. Чуть позже её карьера пошла в гору, поэтому они с супругом-ученым были весьма обеспеченной парой.
Ванесса действительно впечатляет своим умом – она очень многое дала как своему сыну, так и своей внучке Эрике (см. заявку выше). Несмотря на то, что Райль, в итоге, пошел по стопам отца и деда (который тоже был ученым), женщина тоже сыграла немалую роль в формировании его характера и его интеллекта.
Оба родителя были весьма сдержаны на эмоции и проявление чувств к единственному ребенку, но это мало повлияло на него – сам Райль не скрывает свою любовь к дочери. Как бы не были прохладны их отношения на первый взгляд, когда погибает в 1993 году жена Райля, Ирэн, Ванесса оказывает серьезную поддержку для него.
Подробнее по хронологии, вероятно, выйдет уже в личном общении.
Райль очень уважительно относится к матери, но маменькиным сынком назвать его вряд ли можно – проявления характера Райля всегда были неожиданными, что порождало конфликты в прошлом, но сейчас уже стало обыденностью. В конце концов, Ванессу больше бы расстроил амебный характер сына, чем его твердость в некоторых вопросах. Между ними нет какой-то особой теплоты, порой они выглядят как два чужих человека, разговаривающих о «высоком» или чем-то более обыденном. Свои слабости они демонстрировали друг другу не раз (и после смерти Генри тоже), но они никогда не говорят об этом без надобности.
О характере Ванессы: какой бы строгой и серьезной женщина не была, что сына, что внучку она любит, и заботиться о них. С Эрикой она проводит немало времени, и это достаточно положительно влияет на девочку и её мировоззрение. Ванесса уверена в себе, знает себе цену и умеет расставлять приоритеты так, как посчитает нужным. Райль не может в страшном сне представить себе, чтобы кто-то сел на ею шею или посмел наглеть в её присутствии.

Впрочем, все обсуждаемо (кроме имени, которое фигурирует в нескольких местах).

ваш пост:

Иногда Харви казалось, что он задыхается.
Урок начался еще несколько минут назад, а ему никак не удавалось собраться с мыслями. В последнее время проблема рассеянной концентрации ощутимо усилилась, или так казалось самому Янгу, пытающегося найти причины очередных своих бед хоть в чем-нибудь. Спасало то, что учителя редко вообще обращали на него внимание, даже которые приходили только после университетов и какое-то время пытались понять причину плохой успеваемости ученика. К сожалению, их нервы быстро сдавали под напором новых обязанностей и характеров других детей, поэтому в один момент происходила мысленная отмашка. Учитывая, что Харви с первого класса был тихим и старался избегать любых острых моментов, которые сделали бы его центром чужого внимания, это не составляло для них особого труда.
Ему нравилось сидеть на ряду возле стены: удобно закрыться локтем от окружающего мира в надежде, что до тебя лишний раз не доебутся, и черкай в тетрадке, что захочешь. Благо, уже прошли те времена, когда Харви был жертвой детской злобы и чужих насмешек. В старших классах сознание все-таки меняется у большинства подростков, и несколько человек даже подходили извинялись, что было удивительно для него, но причина была вовсе не во взрослении. Нет ничего интересного приставать к тому, кто отпора-то никакого не дает.
Точнее, все оказалось немного сложнее. Сдачи-то он, однажды, дал, да так сильно, что сам испугался – голова одноклассника сильно дернулась в сторону после удара – но все обошлось подтеком под скулой. Директор вызвал родителей их двоих, рассказывая ситуацию, и сознательно Харви осознавал, что педагогически все было сделано правильно. Только если через пару недель от синяка у того парня не осталось и следа, то у Янга тело цвело дольше фиолетовыми пятнами.
У отца было все просто. Переврать все, что ты ему говоришь, а потом оправдать собственные действия, объяснив, что он просто занимается воспитанием – было в его духе. Что скрывать, мать Харви далеко не ушла.
Поначалу это все казалось нормальным. Фанатичная забота вокруг его брата и воспевание всех его достижений, постоянные походы в церковь, постоянные ограничения в питании, образе жизни. Джерарда он любил и даже ему сочувствовал. Если Харви от контроля над собой медленно, но верно, казалось, начинал сходить с ума, то про старшего было даже страшно думать. Джер хорошо рисовал и быстро соображал, он был намного тише Харви, постоянно блуждая в каких-то своих мыслях. Старшеклассник привык, тихо не понимая, чего хотят родители – им и этого было мало. Еще немного, и те превратили бы старшего в мессию для воспевания, и Янг надеялся, что до этого все-таки не дойдет.
Трудности начались в момент начала социализации. Общение с другими детьми всегда вызывало недоумение, особенно вкупе за наблюдением их отношений с родителями. Харви удивляло, что так много было позволено их ровесникам, и сначала сильно возмущала неправильность этого. Но с ними было интересно, а Янг с младенчества всегда испытывал потребность в общении, пусть сам этого не осознавал. Первые тревожные звоночки в его голове зазвучали, когда мальчик с детской площадки принес ему свою «любимую книгу». Читать на тот момент Харви уже умел (дома не было компьютера и даже намека на телевизор, поэтому чтение было своего родом спасением), поэтому с радостью одолжил предложенную вещь. Вечером того же дня книга отправилась в мусорное ведро, предварительно будучи разорванной, а затылок взвыл от оплеухи нелегкой руки отца.
Ребенком Харви не понимал, что не был тогда ни в чем виноват, поэтому даже пытался объясниться перед тем парнишкой, полностью беря ответственность за случившееся на себя. Стоит ли говорить, что после этого Янг на площадке той больше не появлялся, а что-то одалживать у знакомых для него стало табу?
Родители любили лишний раз прочитать лекции о том, насколько прогнил мир, и что спасение ждет только тех, кто будет верен Господу. Даже сейчас Харви мог посреди ночи проснуться и оттараторить несколько молитв, которые заучивал с самого детства вместо детских стишков и песен. Никаких журналов и газет – только играющее радио и иногда какие-то брошюрки из церквушки неподалеку. Янг уже не знал, как давно вошло в привычку читать под одеялом при свете маленького фонарика, когда все уже спят. Недосып и рассеянная концентрация были логичной вещью отсюда, но Харви смело жертвовал этим. Правда, не учел, что от такого чтения здорово может сесть зрение.
Учебники всегда прятались по всей комнате, потому что в начальной школе ему не понравилось копаться в мусорке утром, когда все ушли на работу, чтобы отыскать книгу по естествознанию, а потом выслушивать в школе смешки по поводу жирных пятен на листах и обложке. Попытки оттереть хоть чем-то завершились тем, что внешний вид учебника стал еще страннее. Зато никто никогда его у него не брал.
Так было все время. Уроки делать удавалось за пределами дома. Дома было шумно, дома постоянно лезли с разговорами о Боге и с нравоучениями, помимо них с Джерардом было еще двое детей, и это было просто невыносимо. Янг лишь в последние годы задумался о личном пространстве, точнее о его полном отсутствии. Приступы воспитательского вопроса со стороны отца тоже доверия не внушали, и Харви всегда засиживался до закрытия школы. Это было единственным временем, в период которого он чувствовал себя расслабленным. Его не трогали родители, не дергали одноклассники, и в это время парень мог спокойно заниматься уроками.
Впрочем, это было не всегда так. С первых классов Харви демонстрировал хорошие показатели на физической культуре, а в средней попал в сборную по волейболу. Родители считали, что это обязательное участие, поэтому лишь недовольно скрипели зубами, надеясь, что это скоро закончится. Говорить правду Янг не решался, пока сборной не нужно было поехать на соревнования после победы по городу. Без их разрешения Харви бы никто с собой не взял.
Он никуда не поехал, а порванная на куски бумажка для подписи отправилась туда же, куда, однажды, книга несостоявшегося друга и учебник по естествознанию. Ему предложили не тратить время и напомнили лечь пораньше, потому что утром нужно было идти на службу, и все сделали вид, словно все в порядке и ничего такого не случилось.
Это был последний раз, когда Харви прорыдал всю ночь под одеялом, пока Джерард молча сидел рядом, никак не комментируя произошедшее, но пытаясь хотя бы присутствием облегчить обиду младшего брата.
Из основного состава через пару месяцев его вычеркнули. Тренер даже пытался поговорить с родителями школьника, но лишь был обруган в присутствии сына, из-за чего Харви окончательно перестал появляться в зале по каким-то отличным от обычного урока физкультура причинам. Ему было стыдно за родителей и за себя.
Поправив очки на переносице, Янг переписал с доски тему сегодняшнего урока в тетрадку и попытался собрать себя в кучку, чтобы начать конспект. Удавалось с трудом, но с усилием воли школьник все-таки делал пометки. Осталось отсидеть еще пару уроков, чтобы удалиться на последний этаж, где возле крыши был небольшой уголок с диванчиком для посетителей школьного психолога. Последний тоже не раз пытался поговорить с Харви, но тот улыбался и  отвечал, что у него все в порядке, надеясь, что и дальше тут позволят сидеть со своими учебниками и тетрадками. Позволяли. В школе было много учеников проблематичнее его самого.
Время течет достаточно быстро, что обнадеживало. Скоро раздадут результаты контрольной, к которой Янг готовился две ночи, и надеялся увидеть более менее обнадеживающую картину. Новый семестр хотелось начать с удачной ноты, пусть все его попытки сделать также раньше проваливались с треском. Сдаваться просто так Харви не собирался.
Ему, наконец, суют листок с его вариантом, и с легкой улыбкой, едва заметной, Янг разворачивает его, надеясь увидеть хороший результат. От количества красного цвета на бумаге рябит в глазах, а внутри все сильно сжимается.
«Как же так?»
Улыбка сползает с лица так же резко, как и возникает, а Харви несколько секунд мозолит глазами неудовлетворительную оценку в углу листка. Обведенную в кружочек, как мишень для его взгляда. Чувствуя дрожь в руках, Янг со всем усилием пытается не выдать своего разочарования внешним видом, надеясь, что все сочтут это за пофигизм.
Еще несколько минут идет разъяснение контрольной, и Янг просматривает свои ошибки, все еще рассчитывая на какое-то недоразумение. Но тут же в голове выстраивается информация, позволяя Харви с ходу понять, что он действительно смог наковырять ошибок в самых простых вещах, которые мог повторить в правильной версии еще перед контрольной.
Видимо, он, правда, разгневал Бога, и тот не преминул шансом лишний раз щелкнуть парню по носу.
Звонок с урока заставляет его резко скинуть все вещи в сумку и одним из первых подойти к столу учителя, возвращая листок на место. Он очень надеется, что преподаватель не будет его дергать по поводу результата, но не рискует – вылетает из кабинета в коридор и несется в туалет, чтобы хоть как-то привести себя в порядок.
У него было десять минут перерыва, которыми Харви и воспользовался.
На следующий урок истории Янг успевает вовремя и садиться на свое место ровно со звонком. Место в конце возле стены ему уже давно уступили одноклассники, что не могло не радовать. Редкий предмет, который не вызывал у него желания куда-нибудь исчезнуть, хотя Харви полагал, что дело все в новом учителе. Моро появился у них в школе лишь в этом семестре, и трудно было не заметить, как тут же попытались привлечь его внимание несколько девушек из класса. Что скрывать, Янг их отлично понимал.
Свою ориентацию парень осознал в начале старшей школы, и это едва окончательно не размазало его личность. Некоторые представители мужского пола действительно привлекали его внимание, вызывая разные мысли не совсем приличного содержания в голове, что начала его жутко испугало. Выручили немного подслушанные в туалете обрывки разговоров, и Харви понял – не у него одного такая проблема. Разговоры родителей о гомо- и бисексуальности не выходили у него из головы до сих пор, но, наверно, гореть в Аду вместе с кем-то не так обидно, как одному.
Дэймон Моро привлек внимание еще в первый день из-за разноцветных глаз, как бы банально это не звучало – вряд ли кто-то заметил что-то иное с первых секунд. Родителям об этом Харви говорить не стал. Не хотелось слушать крики о бесах и чертях и вновь становиться свидетелем разборок. Он вообще им уже давно ничего не рассказывал, поэтому о новом учителе и словом не обмолвился.
Слыша перешептывания сбоку, Харви мельком посмотрел на одноклассников, чтобы убедиться – не он цель обсуждений, и переключил свое внимание назад на урок. Удивительно, что Моро удавалось подавать материал так, что даже Янг его воспринимал с ходу и неплохо запоминал, хотя очень много фактов все равно вылетало из головы и приходилось нагонять именно по учебникам. Впрочем, в последнее время ему удавалось немного времени до закрытия школы потратить на быстрый повтор материала, но после предыдущего урока что-то подсказывало Харви, что даже это ему уже не поможет.

связь с вами:
Лс, гостевая, а дальше уже личное.

+5

6

Я ОЧЕНЬ НУЖДАЮСЬ В ПРОБЛЕМЕ И ЛЮБОВНИКЕ

http://s6.uploads.ru/t/2GqNC.gif
Freddie Fox

имя, возраст:
Maximilian Falk, 25-28 лет;
Максимилиан Фальк;
профессия:
актёр театра и кино;
навыки:
Поёт, играет на трёх видах инструментах, знает немецкий и латынь, умеет фехтовать;
способность:
Способность врожденная, «Вороны-убийцы» или же «Непентес»;

♫ IAMX - Kingdom of Welcome Addiction 
Король Обаяния. Бог Очарования. Человек, что может заговорить зубы кому угодно. Ты заставишь священника продать душу Дьяволу, если то будет выгодно тебе. Ты хитрый, расчётливый. Всегда стараешься быть победителем и выносит выгоду для себя из любой ситуации. Ты не дружишь, не любишь и не спишь с человеком, если с него ничего нельзя получить. Свою совесть ты давно продал. Твой язык - ложь. Ты говоришь на нём мастерски и умеешь втереться в доверие.
Принципов у тебя тоже не много. Есть лишь один основной, что для тебя точно Библейские заповедь для религиозного фанатика: никаких серьёзных привязанностей.
Секс для тебя это лишь ещё один способ получить удовольствие. А иногда и отличный метод добиться своего.
Ты иногда легкомысленный. Не потому, что ты дурак, это уж точно не про тебя. Просто, с твоим образом жизнь, сложно быть серьёзным. Всегда знаешь, когда лучше отступить или перейти на другую сторону.
Ты любишь шутить, вспомнить занимательные истории из своего прошлого. Твоё чувство юмора крайне специфично. Ведь шутишь ты обо всём и много. Шутки незаметно всегда переходят в внезапные комплименты, что в плюсе с обаянием, очаровывают твоих собеседников.

У моего персонажа раздвоение личности и потому, вам придётся иметь дело с совершенно разными женщинами, что просто заперты в одном теле.
Наши отношения - это что-то крайне странное. С Кали у вас сразу сложись взаимовыгодные отношения, с бонусом в виде секса. Ничего серьезного. Ведь вам обоим этого не нужно. Все же тебе в радость иметь "дружбу" с управляющей театра. Иногда, она помогает тебе с финансовой стороны.
С Вилмой, что всегда с удовольствием смеётся над твоими шутками и с вниманием слушает истории из прошлого, что-то новое и непривычное. А ещё вы понимаете друг друга и со временем, она расскажет тебе о своих ранах, и возможно, что ты тоже раскроешь ей пару своих страшных тайн.
Ты знаешь о том, что в одном теле существуют две разные женщины. С одной у тебя все просто и это вас устраивает. Другая пугает тебя тем, что начинает вызывать в тебе новые чувства. Но с обоими ты ладишь и никто не понимает тебя лучше этих двоих.

от меня

Внешность можно менять, но к ней лишь одно обязательное требование, нужен кто-то обаятельный и с хитрой улыбкой. Имя и фамилия меняются. Многое в характере обговаривается, а биография полностью на вас. Единственное, он обязан изначально быть из бедных и страждущих, чтобы понимать каково быть на дне.
Отношения хочу отыграть с самого начала. С того как они познакомились. С того как он узнал, что у этой женщины две личности. Обещаю много игры, графику и интересные квесты, не только связанные с их взаимоотношениями.

ваш пост:

Бонни стояла у зеркала в ванной всматриваясь в лицо незнакомки в отражение и гладя подушечками пальца белёсый шрам на её левой щеке. Наверняка у него была какая-то история. Может быть в детстве незнакомка играла с братом или сестрой и поранилась? А может она была жертвой нападения? Или аварии, что оставила след на её миловидном личике? 
Невольно Беннет усмехнулась своим мыслям и опустила обе руки на раковину, все ещё не отводя пристального взгляда от своего нового лица. Какая разница откуда этот шрам? Теперь Кристина, как звали когда-то хозяйку этой оболочки, осталась лишь эфемерным воспоминанием или частью чужой истории. Она стала пустым сосудом для души Бонни Беннет, ведьмы которую убил тот, кому она доверяла. 
Но в чём шутка, только послушай! Получается, обеих их сейчас не существовало. Хотя и по разным причинам. Смешно, правда? 
Сейчас же перед зеркалом стояла Кими. Это было первое имя, что всплыло у девушки в голове, когда она снимала комнату в мотеле, и нужно было как-то назваться. Но стоя тут ведьма начала задумываться, может стоило взять имя получше? 
У отражения были каре-зеленные глаза, пухлые губы и мягкие, плавные черты лица. У неё наверняка была безупречная белоснежная улыбка, что когда-то не сходила с её губ. А глаза блестели беспечностью и радостью, что лилась через края. Но сейчас взгляд был потухшим, уставшим, а губы недовольно кривились. 
Бонни уже ненавидела эту девушку в отражение. 
Ей хотелось стать прежней. 
И она ей станет, в этом сама Беннет была уверена на все сто. Но что-то внутри нашёптывало мерзким, низеньким голоском: «у тебя ничего не выйдет, и ты никому не нужна». Это именно те слова, что всегда бьют ведьму под дых и заставляют всё внутри болезненно сжиматься. Пытаясь взять себя в руки, Бонни замотала головой из стороны в сторону. 
Хватит! Чёрт тебя подери, Беннет! Ты делаешь только хуже свои нытьём, бери себя в руки. У тебя есть план!
Он действительно был. Сомнительный, честно говоря. Но это лучше, чем ничего.
Но сначала она должна была встретить Кола и поговорить с ним. Бонни подозревала, что с вампиром было что-то не то в момент её убийства. Как будто он делал это автоматически, как робот, которому вбили в голову определённый алгоритм действий. Она очень хотела надеяться, что не зря идёт на риск и на этот раз парень не сломает ей челюсть, и оба запястья, перед тем как загрызть насмерть. Ведь ещё одного тела у неё не было.
Все сохранения были потеряны. Чекпоинтов в ближайшее время, а точнее никогда, больше не предвидятся. Но сейчас девушка решила полностью положиться на Кола и своё доверие к нему, которое, как ни странно, не иссякло. Ведь помимо тех чувств, что пробуждал в ней Майклсон, что-то ещё внутри неё настойчиво утверждало: «все не так просто». В их жизни вообще понятие «просто» давно потеряло какой-либо смысл. Каждое слово или действие имели не одно дно и кажется, Беннет наконец начала к этому привыкать.   
Конечно же она не бросится ему на шею и не выдаст себя. Слишком много «но» было в её голове, и они не давали ей спокойно спать. Да и осторожность лишней никогда не была. Тем более с вампирами, особенно с древними. 
Но поговорить с ним девушка была обязана. Или она сойдёт с ума. 
Выйдя наконец из мотеля, в котором она остановилась, ведьма направилась в сторону кладбища. Почему именно туда? Как не удивительно, в течение уже не одного дня именно там Беннет находила Кола, когда приходила на собственную могилу. Конечно же, она не стояла где-то за деревом и не пыталась скрыться, всё же Майклсон был вампиром и услышать её сердце мог не раз. А если хочешь что-то спрятать, то прячь это на виду, верно? И Бонни каждый раз становилась у могилы какой-то семейной пары, погибшей в один день, грустно смотрела на надгробия не больше пяти минут и уходила. Но этого хватало для того, чтобы иногда замечать там парня.  Днём он чаще всего был ещё трезв, но чем ближе солнце было к горизонту, тем была выше вероятность того, что Кол загорится от одной искорки, точно манекен, пропитанный спиртом.
Беннет не решалась подходить к нему, будучи тогда ещё в смятение и сомнениях. Но его частое пребывание там вызывало в ней какое-то подобие радости и слабое, но назойливое желание обнять его. Ведь это значило, что ему не было плевать и опасения самой девушки о том, что убивал он не по собственной воле оправдывались.
В лесу пахло сырой землёй и листвой, а ветер скрипел и шептал в листве высоких деревьев. От этого тревога на душе Беннет поутихла, хотя недостаточно для того, чтобы она могла облегчено выдохнуть и расслабить напряжённые точно камень плечи. Где-то вдалеке слышался шум проносящихся мимо машин и какие-то очень приглушенные голоса, что отдалялись всё сильней с каждым шагом. 
Если всё было действительно так как ей казалось, тогда она бы снова могла доверять Колу. Слушать его глупые шутки, возможно смеяться над ними или же хотя бы иметь возможность прикасаться к нему. Этого ей хотелось безумно сильно, но каждый раз с этим желанием приходили яркие воспоминания того, как он убивал её. Хруст костей до сих пор стоял в ушах пугающим эхом, а собственные отчаянные крики не выходили из головы точно осколки. На какое-то мгновение ей снова стало дурно. Но она продолжала идти. Сегодня или никогда. Больше ведьма так не могла. Ей было одиноко и больно, она не хотела и дальше терпеть всё это в одиночку. 
Оказавшись наконец на кладбище, Бонни сразу же подошла к могиле парочки, которую навешала все эти дни. По дороге умудрившись осмотреться вокруг и заметить Кола, что снова стоял у её надгробия. Всё она делала с единственной мыслью в голове: нужно было вести себя максимально естественно. Постояв у надгробий незнакомцев где-то с пару минут, она тяжело вздохнула и наклонившись, коснулась пальцами холодных плит. Она не знала, как это выглядело со стороны, но всем сердцем надеялась, что как можно естественней. Может ей пора бросать этот Мистик-Фоллс и оправляться покорять Голливуд? Невольно улыбка тронула уголки губ, но Беннет снова быстро взяла себя в руки и встала. 
Хорошо. Майклсон всё ещё стоял на месте. Кажется, он даже не шелохнулся за всё это время. Ведьме оставалось надеяться, что это был не плохой знак. Пройдя уверенным шагом к вампиру, она встала рядом и посмотрела на собственное надгробие. Почему-то это даже не пугало её. Все же со Смертью ей приходилось сталкиваться не раз, теперь это вызывало лишь лёгкие мурашки. Но всё можно было свалить на прохладный ветерок, ходящий меж деревьев и гранитными плитами. 
- Простите, что беспокою, - спокойным и уверенным голосом заговорила Бонни, не решаясь поднять взгляда на Кола и чувствуя как сердце начинает бешено стучать в груди, - Просто уже как пару дней замечаю вас тут и подумала, что нам обоим не помещает компания. – какой отвратительно наигранное предложение, да сценаристом или писателем диалогов ей не быть, - Эта девушка, - Беннет опускает взгляд на собственное надгробие и делает короткую паузу, вздохнула, - Не хочу лезть не в своё дело, но она была вам близка? – какого хрена, Бонни? Ты хотела спросить совершенно другие вещи. – Простите, если я мешаю, то могу уйти. – голос девушки звучит ласково и мягко, настолько насколько это возможно, когда чувствуешь, что всё внутри сжимается. 
Как же чертовски сильно ей хотелось коснуться его руки. Но в это же мгновение перед глазами встала картина как он переломав ей запястья, а затем и челюсть, валит на землю и вгрызается в шею, точно дикий и голодный зверь. В груди сразу же стало холодно и мерзко, а внутренности скрутило в узел.

связь с вами:
https://vk.com/forever_chasing_the_sun
лс, гостевая

+1

7

Я ОЧЕНЬ НУЖДАЮСЬ В СТАРШЕМ БРАТИКЕ

https://68.media.tumblr.com/06370858052dae8e39a192519efa8783/tumblr_opegbh5KB61qfgef2o3_250.gif
Benedict Cumberbatch

имя, возраст:
Ричард Хьюз, 30
профессия:
юрист, является владельцем крупной компании по производству техники
навыки:
эйдетическая память, логический склад ума, мегамозг(как его называет сестра), поет, танцует ирландские танцы и неплохо разбирается к технике, занимался рукопашным боем. Знает несколько языков (ирландский, английский, гельский, испанский и некоторые слова из остальных языков)
способность:
отсутствует

♫ David Arnold and Michael Price – Opening Title
Рич старше Рокси на 5 лет. Родился, как и сестра, в Дублине в семье истинного британца Тома и ирландки Агны. Члены семьи отца не приняли его брак и отказались общаться, исключение - дед (отец отца). Характером Рич пошел больше в Тома, хотя иногда ирландская кровь дает о себе знать. Достаточно педантичный человек, но в тоже время, когда его мозговая активность работает, совершает странные действия (метает ножи, поджигает бумагу и т.д.). Он очень любил свою сестру и часто справлялся с ней лучше родителей. Рич является для Рокс примером и единственным человеком, к которому она прислушивается. Хотя порой их споры переходят на повышенные тона (Рокс может и метнуть чем-нибудь), все заканчивается миром.
Рич получил блестящее образование, но в творчестве он далеко не мастак, мягко скажем.
Ричард настоящий мужчина. Четко видит цель и идет к ней, порой решая задачи на пути совершенно не мыслимым способом. Когда погиб их отец, Рич стал главой семьи и, в борьбе с родственниками из Британии, именно он не дал матери и Рокс сдаться. Именно он вдохновил и защитил их и заставил вступить в борьбу за компанию отца. И сражался он беспощадно, победив на всех фронтах.
Я многое оставляю на ваше усмотрение, но очень прошу согласовывать какие-то моменты из прошлого со мной. Главное чтобы вы понимали, что персонаж не простой и в Завете, вероятно не без неугомонной сестры он вступит в Сопротивление и так же примет решение остаться. Причем не думаю, что с его мозгами он останется без работы. Он действительно любит сестру и семья для него всегда на первом месте. Персонаж частично списан с Шерлока из сериала "Шерлок", как вы уже поняли. Я обещаю брата любить, и заставлять его голову болеть.   

ваш пост:

Этой зимой все же произошло что-то невероятное.Вместо прекрасной заснеженной Ирландии с теплым глинтвейном, веселыми песнями у камина, я поднимаю глаза и вижу проплывающего над головой кита. Километровая толщ воды, скрывающая чудеса океана и человеческого творения. Сложно поверить, но я в городе, в городе которого нет и быть не должно по любой человеческой логике. Это вымысел и сказка, которой тешут себя любители историй про Атлантиду перед сном. Но тем не менее он существует. Город под водой.  Это в который раз доказывает, что при наличии желания и веры - человек может все.
Я стараюсь идти тихо, основываясь на путеводителе и сделанных мной ранее заметках. Кто-то бы сказал, что это безрассудство, а я считаю, что лучше всего узнать о городе - это посетить его самые потаённые уголки. В конце концов, скоро нас увезут отсюда, и, скорее всего, путь мне сюда будет заказан. Светские рауты и прогулки по дорогим районам, безусловно интересное мероприятие, но можно ли назвать его искреннем? Даже простые люди на Земле знают, что происходит, когда кто-то из высших чиновников приезжает в город. Им всегда показывают все самое лучшее, самое чистое и пускают пыль в глаза, а вот грязное бельишко прячут под навесами и щитами. А мне что? Я журналист. Я знаю даже несколько больше о политических играх, чем простые обыватели. Не зря моей специальностью являлась трэвел журналистика. Путешествия по различным городам и странам, для того, чтобы другие люди могли понимать как отдыхать, куда ходить и где находятся подводные камни. Что я могла сказать о Завете уже сейчас? Это место поистине поражает, восхищает. Ты никак не можешь сравнить его с Землей, потому что здесь жизнь уже ни один десяток лет течет и развивается по-своему. И вот мне до сих пор сложно поверить, что никто не вылезает на поверхность. Неужели власть держащим совсем не интересно развитие внешнего мира? Не знаю... Вот в это очень слабо верится. Тут что все такие гениальные и совсем не любопытные?
Я качаю головой и поправляю свой маленький рюкзачок. Здесь достаточно темно, но мне очень не хочется включать фонарик. Мало ли какие люди живут в этих развалинах. Вот, белка их задери, у них даже развалины какие-то другие. И это только подогревает интерес. В прошлый раз, когда я сюда пробралась, я потратила кучу времени на один из лазов, а он оказался тупиковым. Обидно, ведь времени осталось не так много, а выходить, я могла только вечером, когда нас, наконец-то, оставляли в покое. Кажется, что люди, организовавшие эту поездку, пытаются максимально замучить туристов, чту них не было сил влезать в жизненный уклад и совать свой носик куда не просят. А тут уж больно все идеальные... Аж тошнит. Не верю я в такие вещи, поэтому приходятся выкручиваться, жертвуя драгоценные часы сна на изучение возможной литературы и порой беседуя с жителями. Достаточно много времени пришлось потратить,чтобы разобраться с их системой транспортировки. Вот где они намудрили, так намудрили. Всю голову себе сломала, пока сообразила где какие переходы и как работает этот их экспресс. Но вот я тут, и на этот раз, надеюсь, что мне попадется что-то более стоящее, нежели тупик с завалом.
Брат будет ворчать, конечно, но я не тешила себя надеждами на то, что в Завете все люди прекрасные и замечательные. Я понимала, что в подобных районах найдутся такие же отморозки, что и на Земле, поэтому держала при себе баллончик и пистолет. Но всегда лучше полагаться на свои быстрые ноги. Я остановилась и прислушалась. Чем дальше я отходила от улиц, тем тише становилось вокруг и отчетливее можно было слышать мои одинокие шаги. Хорошо, вроде никого поблизости нет.
Останавливаюсь и кручу шеей. Поспать бы... Но ведь снова куда-то потащат. Хотя.. прикинусь больной и проваляюсь целый день в кровати, может быть получится выйти на улицы и еще с кем-нибудь поговорить. Я уже была в их издательстве на экскурсии и побеседовала с редактором, ему было бы интересно напечатать статью журналиста с Земли, который впервые видит чудеса их прекрасного города. Это было бы не плохо, даже интересно, ведь человек, действительно знает свое дело очень хорошо. Мне действительно хотелось бы с ним поработать и пообщаться подольше. Но, сука, они обходят стороной все неудобные вопросы. Особенно касающиеся каких-то супер способностей. Вот эта информация меня заинтересовала пока больше всего.
Вздрагиваю. Какой-то странный звук. Напрягаюсь. Это мужчина.
-Добрый вечер.
Надо ускорить шаги и перейти на бег, чисто на всякий случай. Стараюсь не слышать, что он говорит. Игнорирование - лучший вариант в данном случае. Просто поворачиваю за угол и прислушиваюсь. Вроде тихо. Значит не пошел за мной. Закрываю глаза и откидываю голову на стену. Чувствую холод влажного камня. Спокойно. Дыхание выравнивается и глаза открываются. Пора двигаться дальше к полуразрушенной высотке. Там была пожарная лестница, вот на неё и полезем. Только сначала уберем волосы в импровизированную косичку и готово

связь с вами:
лс, гостевая

Отредактировано Roxana Hughes (2017-06-03 22:28:26)

+1

8

Я ОЧЕНЬ НУЖДАЮСЬ В БЫВШЕЙ ЖЕНЕ

http://s4.uploads.ru/Z3wmo.gif
Gillian Anderson

имя, возраст:
Хелена Куинн, 42 года.
профессия:
Певица, актриса.
навыки:
Прекрасно поет и до безумия хорошо готовит. Умело играет с чувствами и эмоциями людей, тем самым всегда добиваясь желаемого.
способность:
Не имеет

♫ Snow Ghosts – The Hunted
Из анкеты:

Однажды, на дне рождения Ричарда, Матс решил вспомнить старое и исполнить музыку, которую написал в первый день в городе. Игра на фортепиано - это как велосипед: никогда не разучишься. Его пальцы бегали по клавишам, и в какой-то момент он услышал рядом с собой ангельский голос девушки, напевающей песню, которая прекрасно ложилась на мелодию. В тот вечер он и познакомился с Хеленой Куинн. Между ними горела страсть, о которой пишут только в книгах или показывают в кино. Они полностью дополняли друг друга и были настолько счастливы, что уже через год после первой встречи сыграли свадьбу. Семейная жизнь казалось прекрасной... до поры до времени. Спустя два года Хелена показала себя во всей красе. Он не раз говорил о ней, что «столь прекрасная девушка с голосом ангела не может обладать столь дьявольским характером». Она была сильной женщиной, умеющей управлять мужчинами, и в какой-то момент Матс осознал, что она крепко вцепилась ему шею, нашептывая, что необходимо делать, но и Швейер был не так прост. Они играли друг с другом, давили морально, старательно пытаясь подстроить под себя и, кажется, обоим это нравилось. Страсть все так же горела в них, они все так же любили друг друга, но это была иная любовь.
Когда в восьмидесятом году Матс вернул свою прежнюю квартиру и смог выкупить ресторан "Blå Paraíba", его жена вдруг заявила, что не желает больше жить в Завете и хочет на поверхность. К тому времени многие желали этого. На них давили стены, давила сама толща океана. Они хотели увидеть солнце, хотели гулять по настоящим паркам, лесам, взглянуть на купол звёздного неба и смотреть на край горизонта, за который прячется настоящее солнц. Но двери были закрыты для всех, кроме контрабандистов, и Хелен об этом знала. Она вынудила Швейера отправить ее на поверхность, угрожая рассказать о его делах полиции. По-хорошему от нее надо было избавиться, и он это сделал, купив квартиру на поверхности и отправив ее туда. Жилье и пропитание он оплачивал через посредников. Периодически и сам Матс приезжал к ней, сам не знает почему. Ему казалось, что он скучал по ней, но стоило услышать ее недовольство по поводу того, что она здесь перебивается копейками, которые он присылает, сам же живя на широкую ногу, как Швейер сразу понимал, что не зря отправил ее сюда. Любви больше не осталось.

Пока Швейер занимался налаживанием связей, у него совершенно не было времени на то, чтобы подняться на поверхность к своей жене, и только через два года он наконец-то смог это сделать. Каким же было его удивление, когда он узнал, что у него родилась дочь, которую Хелен назвала Мелинда Кин.

Когда его дочери исполнилось восемь, врачи обнаружили у нее неизвестную болезнь. Они испробовали все, чтобы вылечить ее, но все было бесполезно. Ссоры между супругами участились. Он настаивал на возвращении в Завет, могли помочь Мелинде, но Хелен стояла на своем. В этот раз Швейер не слушал жену, он просто забрал девочку и уехал обратно, в Завет.

Сейчас она уже вернулась в город, выиграв заветный билет в лотереи.

От игры жду развития их сложных отношений. Мечтаю отыграть их первую встречу спустя долгое время и не только это. Одним словом, без игры вас не оставлю. ;)

ваш пост:

Неделька выдалась не из самых лучших для тех, кто окружал Константина. А вот для самого Джона она была шикарной. За эту неделю он оттянулся по полной. Финалом недели стала его попойка со старым другом Чесом на спор. И неважно было, что Чес был на работе, и ему нужно было вести машину. Константин споил своего друга так, что они оба ели дошли до мельницы и продолжили кутить уже в ней. Слишком многое произошло с жизнью мага за последнее время. Слишком многое перевернуло его жизнь с ног на голову. Слишком… Ай да пофиг. Честно говоря, он просто заебался каждый день рисковать своей жопой а после пытаться выбраться из еще более глубокой жопы. Он хотел отдохнуть. Хотел настоящие выходные без сраной магии, дерьмодемонов и ебангелов. И поверьте, отдых удался.
Джон уснул за столом уставленным стаканами, рюмками и двумя бутылками виски. Остальные же были где-то на другом столе. Он спал, уткнувшись носом в свою же книгу, надеясь, что от его слюней не поплывут все записи, и ему снился самый афигительный сон за всю его жизнь – ничего. Да, ему ничего не снилось, и поверьте, с его жизнью это и есть самый лучший сон на свете…. Пока его не прервал женский голос. Такой знакомый, такой возбужденный… в принципе, как и всегда. Блондин был рад что она пришла и не важно, по какому поводу.
- Я принесла тебе опохмел и огурчик. Приходи в себя давай, ты мне нужен соображающий, чтобы объяснить, что у тебя во дворе делает эта дверь. – Джон не подал вида, что уже не спал, оставаясь лежать в той же неудобной позе. Он чувствовал, что спина и шея будут болеть но «Может стоить претвориться мертвым и она пойдет искать другую жертву, или подождет, пока я высплюсь?»
Друзья нужны для того, чтобы ты не убил себя сам. Джулия была одним из таких друзей. Если бы не она, Джон так и не узнал бы что у него рак, и сейчас бы гнил в земле, а его бы призрак ходил бы за Джулией, доставая ее везде, особенно в душе. Она была его самым старым другом, и почти единственным выжившим, а все почему? Потому что начала предчувствовать момент, когда жизнь Блондина совсем пошла под откос. «И правильно сделала» Но сейчас она все чаще и чаще стала находиться рядом, как в старые добрые времена. Ангелы явно перестали следить за ней, отключив маячок опасности.
- Да, и между прочим, она фонит. Ты знаешь, мои способности не совершенны, но такие помехи в электро-магнитном и парафизическом, мать его, поле заметит даже слепой ребенок, ползающий на четвереньках. На кой хрен тебе дверь без стен, сарай что ли решил построить, м? – Хотя нет, не отключили, а чутка перенастроили.
Блондин тяжело вдохнул, кое-как поднимая голову и смотря на Джулию.
Ты меня вообще слушаешь? Перед твоим домом бессмысленная штуковина. Я думала, вдруг с тобой что случилось уже.
- Женщина, я ни черта не понял из того, что ты сказала… хотя нет, я понял что ты соскучилась, что беспокоилась что не могла найти дверь… или что я ее не найду. Короче смысла я так и не уловил, - Пробубнил он, после через силу отрывая туловище от стола и откидываясь на спинку, закидывая голову и вновь закрывая глаза. Голова гудела. Желудок был пуст. «Как же мне, блядь, херово..» Но это не оправдание. Кажется, появилась новая работа, и стоило прийти в себя как можно скорее, поэтому Константин нащупал рукой на столе пачку сигарет и, вытащив оттуда последнюю, закурил, приоткрывая один глаз и смотря на девушку.
-Зай, не сделаешь мне чего перекусить и чай? С молоком, пожалуйста. – Он расплылся в кривой улыбке в знак благодарности. Да, отрицательный ответ не принимался.
Сделав пару затяжек Джон все же решился встать из-за стола и, держа сигарету в зубах, потянулся, после выдыхая клубы дыма через нос. Спина болела еще сильнее, чем казалось, когда он лежал. Но время на нытье и сон в своей кровати не было.
- Ладно, пойдем, посмотрим на так пугающую тебя дверь. Банку с огурцами тоже захвати. - Усмехнулся он, перетекая широкими шагами к лестнице, а после и к двери, по пути застегивая на себе рубашку и поправляя закатанные рукава. «Боюсь представить, что я увижу, когда взгляну в зеркало» - думал он, шагая по винтовой лестнице через одну ступеньку. Дойдя до входной двери, он открыл ее, выглядывая. Джулия была права. Недалеко от входа стояла дверь. Самая обычная дверь. Грех было не подойти к ней, что блондин и рискнул сделать.
Подойдя вплотную, он положил руку на ее косяк. Похмелье как рукой сняло от того, что он почувствовал. Джу была права, от двери исходит нечто… странное. Демонская кровь внутри забурлила, оповещая о магии, о том, что за дверью таится нечто, что может быть чем-то хуже, чем Ад. Вот только правда ли это? Чтобы узнать есть только один выход. Открыть ее. «Я не на столько безумен чтобы делать это без подготовки.»
- Она очень похожа на дверь, которая стоит в одной из комнат мельницы. Если входить в нее из коридора то она ведёт в лес, посреди которого стоит дверь. Без стен. Просто дверь, ведущая в мельницу. Но это явно не она, не то место.  «Я уж молчу про то что подобные магические вещи… неправильные порталы, способны исказить пространство и время настолько, что вызовут раздвоение временной линии… И хуже этого может быть только Апокалипсис» - Он отошел от двери на шаг и взглянул на Джулию. – Ну что, хочешь познакомиться с моим миром еще ближе? Не струсишь как тогда? – Он брал ее на спор с хитрой ухмылкой на лице.

связь с вами:
Гостевая или ЛС, по желанию могу дать скайп.

+1

9

Я ОЧЕНЬ НУЖДАЮСЬ В МЛАДШЕЙ СЕСТРЕ

http://s8.uploads.ru/7udmX.gif
Imogen Poots or Amanda Seyfried

имя, возраст:
Alix Weber / Аликс Вебер, 25-27 лет
Алис, Лисси
профессия:
любая
навыки:
любые, но тоже умеет работать руками и шарит в машинах, чем любит удивлять мужчин, принимающих ее за простую блондинку
способность:
по желанию

Ты самая рассудительная из нашей троицы - и поскольку рассудительности в тебе ни на грамм, можешь догадаться, сколько ее в твоих братьях. Как и все Веберы, ты унаследовала неугомонную энергию и любовь к железным морским коням, на которых плотно завязана жизнь нашего дома.

Отец - Йонас Вебер, немец по происхождению, эмигрант, жил в Лондоне и мечтал строить автомобили будущего, для чего собирался рвануть в Америку вместе с нашей матерью, Норой Браун, коренной британкой скромного воспитания. Только вместо Америки поехали они в Завет, где уже и родили нас твоих, а батя стал тем, кем мечтал - хозяином своей маленькой, но достаточно уверенно стоящей на ногах фирмы по конструированию аквамобилей с собственными мастерскими.

Ты - веселая, озорная, боевая девчонка, у которой все нормально с мозгами (хотя сразу и не скажешь): ты сообразительная и смекалистая, разбираешься даже в том, в чем девочкам разбираться не обязательно. Ты целеустремленная и у тебя есть своя мечта, которой ты пока что не достигла (это могут быть гонки или что-нибудь другое), но обязательно достигнешь, а пока помогаешь отцу с его фирмой. У тебя есть организаторские способности и умение расположить к себе, примирить и успокоить. В то же время если что-то тебя не устраивает или кто-то намерен наступить тебе на горло, ты знаешь, как постоять за себя и на словах, и на деле. Девчонка не промах, поэтому тебя уважают даже парни. Ты не любишь быть в долгу и не хочешь, чтобы за тебя беспокоились. Упрямство у тебя в крови.

Любимица матери, у тебя были несколько напряженные отношения с отцом, ты не любила, когда он бывал не в себе и сердился по мелочам, но все же между вами все было не так плохо, как в моем случае. Ты и по сей день продолжаешь общаться и с родителями, и со мной, и с Томом. Как бы там ни было, ты была есть и будешь сердцем нашей семьи, его связующим элементом. И все еще надеешься помирить меня с отцом, но поверь мне, это бесполезно, увы, не в этой жизни. Но я все так же люблю тебя, свою сестренку, и с удовольствием сверну голову тому, кто тебя обидит, даже если ты будешь против.

***
Я нарочно оставляю побольше простора в создании образа, чтобы персонаж ощущался как твой собственный. Хотя самые желаемые черты задал, их можно менять по своему усмотрению. Разве что имя я уже упоминал, поэтому его лучше оставить таким, как есть.
Только не превращай ее в глупую модницу и любительницу клубов, пусть остается "своей девчонкой" в среде аквамобилистов и гонщиков. Сестру я сильно-сильно жду, она играет далеко не последнюю роль в жизни Эрика и дорога ему. Хочется, чтобы на эту заявку пришел активный и озорной игрок, немного безбашенности не повредит.

ваш пост:

Утро, вечер, ночь... В принципе, не так важно. Время проносится слишком быстро, чтобы это имело хоть какое-то значение. Какое сегодня число? Ах да, тринадцатое.. Или четырнадцатое?
Я наблюдал за лабораторией уже с неделю, а может быть и больше, и одно мне стало ясно, что все мои догадки, до одной, до самой последней и бредовой, подтвердились. Оттуда доносятся звуки, приглушаемые толщиной стен, но все же ощутимые, чтобы определить движение. Реакторы, щелчки электричества, шаги в подземелье, тени у входов-выходов туда, там кажется светлее, а еще - там есть люди. Очень много людей, и они все разные, кому-то нравится там, кто-то лучше бы молился, чтобы никогда там не оказаться. Вообще не оказаться здесь, в этом городе.
Если прокрасться дальше, туда, где светлее, то твердая материя все же выдает нечто, похожее на стоны. Хотя это все скорее всего мое воображение, разгулявшееся от темноты и вечного сидения здесь, в этой дыре. Вечно чем-то воняет и по полу шастают крысы. А там, дальше - нет. Там пахнет фурацилином, спиртом, препаратами, всем по чуть-чуть. Там пахнет стерильной чистотой.
Вчера в городе пропали еще несколько жителей. По моим подсчетам, трое или четверо. Точно сказать нельзя, мало ли, куда могут отлучиться люди, хотя бы просто уйти в запой. Но за неделю выходит уже не меньше семи, с интервалом где-то в пару дней. Это слишком даже для них, они ведь так осторожны, и им не нужна шумиха. Значит, те четверо мешали. Кое-кто из них мне даже очень знаком. А еще меня рассекретили, какое там...взяли с поличным. И в городе объявили настоящую облаву, все конечно прикрыли от масс, но составили списки тех, кого нужно поймать. Чтобы им никто не мешал. Рвать людей на части и калечить. Вырывать последнее, что делает человеком, и ломать.
Сколько их было? Ладно я. Сара. Келли. Эйлин. С вырезанными душами. Если кто и выжил, то внутри все равно мертвы.
Наверно, это все от обезболивающих, темноты и однообразия, раз мне по ночам снится кровища и расчлененка, чему тут удивляться, если вдруг по коридору раздаются чьи-то мягкие, крадущиеся шаги. Как кошка на лапах, и пахнет кошатиной. Шаг, еще шаг, и еще... Нет, это мне не кажется. Неясная на без того темных камнях, тень пробегает по стене, и это не полусон и не игра воображения, и уж точно не по моей воле. Я как можно тише приподнялся с корточек, прошел следом, сдерживая дыхание, и ясно слыша, как дышит она.
Да, это она.
И все, что здесь живет и мучается - под её началом.
Драная кошка, паленая.
Но наверное она меня услышала раньше, обернулась и увидела, и я просто не успел скрыться от внезапного луча света, ударившего в лицо. Фонарик... Вот дрянь! Видно, лаборатория совсем рядом. Иначе ей нечего здесь делать. Она убегает, то ли боится, то ли знает, что я побегу за ней - к палатам и хирургическим ножам. И она проскальзывает мимо меня, пользуется своим преимуществом, и все-таки от неё разит страхом. Она знает, что я с ней сделаю.
- Стой!! - уже не боясь, что услышат. Кольцо едкого огня, слишком неуверенного на голых камнях, разрезало темноту, отгородив ей дорогу. Языки пламени сбились в полукруг, оставляя только один путь - ко мне. А потом все уже, уже, и вот всего один клочок нетронутого огнем пола. Что там до жженой шерсти, даже кожа так и горит от близости жара. - Я же сказал, стой. Больше ты никуда не уйдешь. - за секунду до того, как моя рука сомкнулась на её шее, огонь все же погас, так и не найдя для себя горючей опоры. Снова стало темно и душно, и только слышно, как она жалобно и хрипло стонет, пытаясь освободить дыхание, прижатая к стене. Еще темнее. Никто нас не увидит и не услышит, хоть закричись. Разве только наткнется вплотную. Зажимаю ладонью ей рот...да, рот, человеческий, чуть различаю вновь привыкшим к темноте взглядом блеск её глаз, пряди волос, разбросанные по лицу, жду, пока она успокоится. Потом она будет очень долго мучиться, это я ей обещаю... А пока пусть до неё дойдет, что она в ловушке. Совсем рядом от своего логова, и не может даже мяукнуть.

связь с вами:
гостевая и лс на форуме

+1

10

Я ОЧЕНЬ НУЖДАЮСЬ В МЛАДШЕМ БРАТЕ

http://sg.uploads.ru/R6fvp.gif
Nicholas Hoult or Dylan O'Brien

имя, возраст:
Thomas Weber / Томас Вебер, 22-25 лет
профессия:
любая
навыки:
любые, но в целом умный пацан и обязательно разбирается в устройстве аквамобилей и прочей техники
способность:
по желанию

Рукастый технарь или интеллектуал с руками откуда надо - решать тебе, но одно я знаю точно: ты никогда не был "правильным" парнем. Неправильность у нас не то что в крови. Среди тех, кто знаком как минимум с двумя Веберами, с уст не сходит вопрос - что с нами со всеми не так. И ты не исключение, братишка. Хотя все же есть подозрение, что в детстве тебя роняли чуть более безопасным местом.

Хулиган из семьи хулиганов. Отец нещадно драл тебя за проступки, ставя меня в качестве отрицательного примера, верно? Возможно, поэтому ты всегда был умнее меня. И если уж попадался на воровстве или драке, то мне, а не предкам. И если уж зарабатывал неуд, то не в настоящий дневник. Если прогуливал занятия, то черт знает где добывал себе справку от врача. У меня же в твои годы хватало ума лишь на то, чтобы с наглой рожей заявлять про необязательное образование в Завете, на что бате нашему - угадай - было до звезды. Помимо этого, тебе патологически везет и очень многое сходит с рук, в чем я тебе завидую.

Благодаря разнице в возрасте у нас с тобой не самые близкие отношения, но и не самые ужасные. Периодически мы друг над другом подшучивали и ставили друг другу палки в колеса, но тебе от меня доставалось не так уж часто, и шансов досадить мне или надоесть у тебя было меньше, чем хотелось бы. Я слишком часто пропадал на улицах и не всегда возвращался домой к ужину. Было время, когда ты хотел быть как я и ввязаться в мою банду крутых уличных парней, за что я надрал тебе уши. В итоге ты нашел другую компанию - ну а как иначе? Не знаю, что из этого вышло, вряд ли что-то хорошее.

Короче, пацан, у тебя есть или вот-вот будет какое-то там образование. Не знаю, на кой оно тебе сдалось. В каком-то возрасте мы в шутку поспорили, получишь ли ты корочку, а ты принял это как вызов, чтобы в очередной раз доказать, что ты круче меня по какому-то пункту. Эти соревнования, которые я с высоты своих лет давно считаю несерьезными, забавной шуткой, стали чем-то вроде мостика в отношениях между нами. Я даже позволяю тебе считать себя победителем. Потому что, конечно, с моей работой мне уже давно нет смысла никому ничего доказывать. (В семье о моем нелегальном доходе не знают, для большинства окружающих я держу автомастерскую и только.) Можно сказать, что после моей ссоры с отцом наши отношения чуть-чуть натянулись, мы стали реже пересекаться, но острого негатива нет и не должно быть. Я ведь о твоих делах тоже мало что знаю и в них не лезу. Но если на горизонте возникнут настоящие проблемы с вероятностью процентов в 75 ты обратишься ко мне, а не к отцу, и знаешь, что я тебя прикрою, как и десять лет назад.

***
Я нарочно оставляю побольше простора в создании образа, чтобы персонаж ощущался как твой собственный. Хотя самые желаемые черты задал, их можно менять по своему усмотрению. Разве что имя я уже упоминал, поэтому его лучше оставить таким, как есть.
Очень жду игрока на роль брата и надеюсь, что придет кто-нибудь активный, веселый и с чувством юмора получше моего. Хотелось бы, чтобы персонаж в итоге стал самостоятельным и развил свою линию, не только как мой брат, но без игры в любом случае не оставлю.

ваш пост:

Утро, вечер, ночь... В принципе, не так важно. Время проносится слишком быстро, чтобы это имело хоть какое-то значение. Какое сегодня число? Ах да, тринадцатое.. Или четырнадцатое?
Я наблюдал за лабораторией уже с неделю, а может быть и больше, и одно мне стало ясно, что все мои догадки, до одной, до самой последней и бредовой, подтвердились. Оттуда доносятся звуки, приглушаемые толщиной стен, но все же ощутимые, чтобы определить движение. Реакторы, щелчки электричества, шаги в подземелье, тени у входов-выходов туда, там кажется светлее, а еще - там есть люди. Очень много людей, и они все разные, кому-то нравится там, кто-то лучше бы молился, чтобы никогда там не оказаться. Вообще не оказаться здесь, в этом городе.
Если прокрасться дальше, туда, где светлее, то твердая материя все же выдает нечто, похожее на стоны. Хотя это все скорее всего мое воображение, разгулявшееся от темноты и вечного сидения здесь, в этой дыре. Вечно чем-то воняет и по полу шастают крысы. А там, дальше - нет. Там пахнет фурацилином, спиртом, препаратами, всем по чуть-чуть. Там пахнет стерильной чистотой.
Вчера в городе пропали еще несколько жителей. По моим подсчетам, трое или четверо. Точно сказать нельзя, мало ли, куда могут отлучиться люди, хотя бы просто уйти в запой. Но за неделю выходит уже не меньше семи, с интервалом где-то в пару дней. Это слишком даже для них, они ведь так осторожны, и им не нужна шумиха. Значит, те четверо мешали. Кое-кто из них мне даже очень знаком. А еще меня рассекретили, какое там...взяли с поличным. И в городе объявили настоящую облаву, все конечно прикрыли от масс, но составили списки тех, кого нужно поймать. Чтобы им никто не мешал. Рвать людей на части и калечить. Вырывать последнее, что делает человеком, и ломать.
Сколько их было? Ладно я. Сара. Келли. Эйлин. С вырезанными душами. Если кто и выжил, то внутри все равно мертвы.
Наверно, это все от обезболивающих, темноты и однообразия, раз мне по ночам снится кровища и расчлененка, чему тут удивляться, если вдруг по коридору раздаются чьи-то мягкие, крадущиеся шаги. Как кошка на лапах, и пахнет кошатиной. Шаг, еще шаг, и еще... Нет, это мне не кажется. Неясная на без того темных камнях, тень пробегает по стене, и это не полусон и не игра воображения, и уж точно не по моей воле. Я как можно тише приподнялся с корточек, прошел следом, сдерживая дыхание, и ясно слыша, как дышит она.
Да, это она.
И все, что здесь живет и мучается - под её началом.
Драная кошка, паленая.
Но наверное она меня услышала раньше, обернулась и увидела, и я просто не успел скрыться от внезапного луча света, ударившего в лицо. Фонарик... Вот дрянь! Видно, лаборатория совсем рядом. Иначе ей нечего здесь делать. Она убегает, то ли боится, то ли знает, что я побегу за ней - к палатам и хирургическим ножам. И она проскальзывает мимо меня, пользуется своим преимуществом, и все-таки от неё разит страхом. Она знает, что я с ней сделаю.
- Стой!! - уже не боясь, что услышат. Кольцо едкого огня, слишком неуверенного на голых камнях, разрезало темноту, отгородив ей дорогу. Языки пламени сбились в полукруг, оставляя только один путь - ко мне. А потом все уже, уже, и вот всего один клочок нетронутого огнем пола. Что там до жженой шерсти, даже кожа так и горит от близости жара. - Я же сказал, стой. Больше ты никуда не уйдешь. - за секунду до того, как моя рука сомкнулась на её шее, огонь все же погас, так и не найдя для себя горючей опоры. Снова стало темно и душно, и только слышно, как она жалобно и хрипло стонет, пытаясь освободить дыхание, прижатая к стене. Еще темнее. Никто нас не увидит и не услышит, хоть закричись. Разве только наткнется вплотную. Зажимаю ладонью ей рот...да, рот, человеческий, чуть различаю вновь привыкшим к темноте взглядом блеск её глаз, пряди волос, разбросанные по лицу, жду, пока она успокоится. Потом она будет очень долго мучиться, это я ей обещаю... А пока пусть до неё дойдет, что она в ловушке. Совсем рядом от своего логова, и не может даже мяукнуть.

связь с вами:
гостевая и лс на форуме

+1


Вы здесь » ЗАВЕТ: Lost At Sea » Дары Нептуна » Нужные персонажи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC