⩹  С  Ю  Ж  Е  Т  ⩺

[indent]Наша история берет свои истоки в далеком 1945 году. По окончании Второй Мировой войны и с началом раскола мира на два противоборствующих лагеря - капиталистический и коммунистический - нашлись и те, кто не был доволен ни одним из этих полюсов, не пожелал примкнуть ни к одному из них, и искал альтернативы. Беспокойные творческие умы того времени мечтали о месте, в котором они не были бы скованы рамками идеологии, политики, религии, произвола чиновников и воли власть имущих. Мечтали о той стране, где никакая цензура и никакой критик не погубили бы их творение, никакая мораль или ограниченность экономики не помешали бы претворению научной мысли в жизнь. Одним из таких мечтателей был Питер Рорк, но, в отличие от свои собратьев по разуму, он избрал быть не просто мечтателем, а созидателем своей мечты.

[indent]Собрав под своим лидерством команду единомышленников и необходимый капитал, Рорк совершил, казалось бы, невозможное - возвел город на дне Атлантического океана. Этот город, подобно Атлантиде, должен был стать домом для передовых людей современности: ученых всех сфер, мыслителей, промышленников, инженеров, художников, а также талантливых предпринимателей, готовых вложиться в проект тысячелетия. Такое место стало бы прекрасным убежищем для всех, гонимых суровой реальностью жизни и не способных примириться с произволом правителей, и тех, кто не хотел раздаривать результаты своего труда людям, не способным оценить их по достоинству или желающим употребить их на неблагое дело. Всем, кто умел работать головой или руками, создавать нечто прекрасное и неповторимое, и всем, кто готов был к новой жизни, к радикально новому устройству. Избранным из числа желающих был выдан золотой билет в один конец - пропуск в сказочный мир в места в главном ряду.

[indent]К концу 1949 года город был построен и получил название Завет.

« Житель Завета! Взгляни на дивный город, воздвигнутый лучшими умами мира. Взгляни на чудо человеческой мысли, построенное во благо независимости Разума от политических паразитов, желавших подчинить наши творения грубой корыстной цели. Мы - люди новой формации, объявившие протест произволу коррупционеров и военных. Мы - воспротивившиеся диктатуре плюющихся огнем капиталистов и коммунистов, не пожелавшие участвовать в их глобальной гонке за саморазрушение. Мы - те, кто выбрал свет просвещенного мира, мы те, кто отказался служить чудовищному конвейеру войн и порабощения. Нет, мы не отдали плоды своего труда в руки этих враждующих левиафанов, не стали слугами холодной войны. Мы поставили свободный Разум и свои творения превыше выгоды ревнителей силы. Мы сами стали силой, способной построить лучший мир, в котором Творение принадлежит его создателю по праву, где мы являемся единственными хозяевами созданных нами благ, где наши творения принадлежат нам самим. Место, в котором каждый оценен по достоинству. И мы сами создали этот мир для себя.
Возрадуйся же, житель Завета, ибо ты получил исключительное право быть свидетелем триумфа Человека Созидающего.
    И сегодня мы, жители Свободного Города, объявляем свой суверенитет на производимые блага, на достижения науки, технического прогресса, произведения культуры, бытовые товары, технику, на собственность вообще. Мы объявляем неприкосновенность творений Разума от любых форм цензуры, притеснений и давления извне. Единственную идею мы объявляем отныне вне закона - идею о том, будто один человек может претендовать на Разум другого посредством силы.
    Мы провозглашаем общество свободных и мыслящих людей, чья власть заслужена и чьи права непоколебимы. »

из речи Питера Рорка 1 января 1950 года.


[indent]Завет был прекрасен. Его залы поражали воображение и радовали глаз. Сама возможность его существования под тоннами океанических вод являла собой доказательство достижений научной и инженерной мысли. Очень быстро город стал превосходить по своим технологиям государства на материках. Некоторые из открытий шли вразрез с общепринятыми во внешнем мире этикой и моралью. Это, а также желание уберечь город от желающих растащить его на части капиталистов, спасти от внешнего влияния, стало причиной для постепенного закрытия дверей Завета. Тем, кто желал попасть внутрь, стало все труднее это сделать.. Но и тем, кто однажды попал в него, стало крайне трудно выбраться наверх. Спустившись однажды на батискафе под воду, они обречены были никогда не увидеть настоящего солнца и неба.

[indent]И это послужило новым толчком к развитию, к изобретениям казалось бы невозможного, и к поиску лазеек к свежему воздуху в таком свободном от ограничений, но таком замкнутом в самом себе городе-тайне, городе-тюрьме.

« Завет - город мечты. Город тех, кто потерял вдохновение, кого заперли в клетке, лишая свободы мысли, свободы действий. Лишая единственного, что есть у нас и что делает нас самими собой - свободы самовыражения.
    Завет... Спускаясь на батискафе вниз, ты смотришь на пригласительную открытку, на которой изображен сам город, но считаешь это всего лишь выдумкой, даже когда батискаф опускается все глубже и глубже. И тогда, когда ты видишь вдали яркие огни и неоновые вывески, твое сердце замирает и ты забываешь, как дышать.
    Он прекрасен.
    Этот город дает тебе все, что отняли паразиты. Он возвращает вдохновение, и в первую же ночь ты пытаешься запечатлеть то самое, что чувствовал, увидев город на дне океана, меж домами которого проплывает кит невообразимых размеров. Нет, Он не плывет, он парит.
    Пальцы прыгают по клавишам печатной машинки, выражая всю гамму эмоций. Мазки краски хаотичные, грубые, собираться в единую картину первого впечатления.
    И теперь у каждого в квартире висит картина, под названием "Завет - город мечты". Теперь у каждого, в кожаном переплете, есть отрывок или стих, посвященный неоновым огням на глубине Атлантического океана. Но кто бы знал, что потом они начнут ценить картины с изображением настоящего солнца, заката и восхода, умопомрачительного купола неба с миллиардами ярких глаз, и всего того, на что способна лишь природа. »

"Вестник Завета", апрель 1959 года.

[indent]В 1959 году группе передовых ученых во главе с докторами Мартином и Мелиссой Шрайберг у редкого вида моллюсков Elysia chlorotica было выделено уникальное по своим свойствам вещество, названное "адам". Это вещество удивительным образом позволяло перестраивать ДНК у взрослых особей и улучшать те или иные способности, и даже давать новые. После успешных опытов на животных было решено опробовать адам на заключенных, но эксперимент закончился провалом: адам оказался токсичен для человека, и если не убивал, то превращал подопытных в уродов. Тогда Мелисса Шрайберг обратила внимание на способность моллюсков создавать симбиоз. Оказалось, что если подсадить моллюска к растущему организму, начинает вырабатываться адам, пригодный для человека, и даже в бóльших объемах. При этом девочки переносили симбиоз лучше. Так из брошенных сироток родились Маленькие Сестрички, а проблема с адамом была решена.

[indent]Результат превзошел все ожидания. Отныне человек получил возможность стать сверхчеловеком, эволюционировать в течение своей жизни. И для этого нужно было сделать лишь одну инъекцию чудесного плазмида, изготовленного на основе адама с заданными заранее характеристиками. Открытие Шрайбергов произвело фурор.

[indent]Секрет производства плазмидов долгое время держался в строжайшей тайне под кодовым названием "Зарево", что на долгие годы сделало лабораторию научного центра "Гринлайт", в которой работали Шрайберги, монополистом и одним из самых престижных мест работы.

[indent]Ивсе же адам все еще оставался довольно редким и дорогим удовольствием. К счастью, он имел свойство накапливаться в организме и сохраняться даже после его смерти. Маленькие Сестрички вскоре были обучены собирать этот адам. А в защиту им были поставлены так называемые Большие Папочки - мутанты, жертвы экспериментов Шрайбергов, получившие невероятную силу, выносливость и доработанные до ума в лаборатории. Их изуродованные тела скрывал механический костюм, ставший одним целым с монстрами. Они не могли говорить и были достаточно агрессивны, некоторые из них по какой-то загадочной причине проявляли большую заботу к Маленьким Сестричкам. Другие обнаруживали способность к выполнению четко поставленной задачи. Большие Папочки были разработаны нескольких видов. Хранители повсюду следовали за Маленькими Сестричками и защищали их. Стражи были более подвижны и могли нести дозор в особо охраняемых объектах, к тому же, отпугивая правонарушителей. Механики служили для выполнения тяжелой и опасной работы, например, в открытом океане для ремонта стен города.

[indent]Однако очень скоро проекту "Зарево" и всей работе Шрайбергов пришел конец. Жителей города стали пугать неестественного вида мутанты и то, откуда они берутся. Когда стало известно, что материалом для них послужили живые люди и особенно дети, проект пришлось закрыть. Скандально известные ученые были отстранены от исследований, осуждены и приговорены к пожизненному заключению. По одним слухам, они отравились в своей камере, по другим - повесились, и лишь немногие знают правду, что они попросту пропали, оставив от себя лужи крови, а их тела так и не нашли. Судьба же Папочек и Сестричек еще более печальна: про них попросту забыли, представив самим себе.

[indent]ринлайт" наскоро открестился от собственного детища, сосредоточив свою деятельность на производстве плазмидов и лекарственных средств. Одновременно с этим стала очевидна небезопасность адама для человека, и Гринлайт стал выпускать вакцину, названную "ЕВА", изготовленную на основе адама, словно из его ребра. И хотя позволить ее могли себе не все, фирма стала получать стабильную прибыль. Усиленный концентрированный состав ЕВА якобы даже мог полностью вывести адам из организма и помочь тем, кто решил отказаться от способностей.

[indent]С этого времени двери города были закрыты наглухо: никто не хотел ни огласки, ни утечки изобретений, ни оттока напуганных жителей на поверхность.

« Мы стали свидетелями того, что наш разум, воспеваемый нами, способен на ужасающие поступки. Как один безумец, возомнивший себя гением, подстегиваемый вседозволенностью и стремлением к славе, способен совершать преступления на глазах всего общества, выдавая это за чистую монету. Даже получать за это неслыханную прибыль и мнить себя кем-то вроде языческого божества, творящего жизнь по своему разумению. На деле они не творят жизнь: они разрушают ее, прибегая к насилию. Мы говорим, что каждый волен приумножать свой достаток и приводить в жизнь достижения своего ума, как он на то способен. Мы говорим, что в этом и есть движущая сила прогресса. Но если это достигается путем насилия над другими, это преступление. Прогресс, достигнутый насилием, ведет к разрушению, мрачным временам и смерти. »

"Вестник Завета", сентябрь 1971 года.

« Теперь монстры ходят среди нас. Пугающие отвратительные создания, для которых лучшим решением было бы вовсе не существовать. Возможно, когда-то они были людьми, но теперь обезумели от собственного уродства и того, что над ними совершили. Мы дожили до таких темных времен, когда безумие подкрадывается к нам все ближе. Этого ли мы хотели? Этого ли искали жители Завета? Нет, мы верили в светлый, в лучший мир. Оглянитесь: мы живем в паноптикуме уродливых тел и уродливых душ. Мы ненавидим и боимся друг друга. Мы выживаем, подобно зверям или хуже них. Готовы сожрать друг друга за кусок хлеба. Я не могу это видеть и спокойно спать по ночам. »

Из открытого письма Гэвина Робеспьери в оппозиционной газете, 1970.

[indent]Вскоре страсти по генным экспериментам улеглись и жизнь в Завете вошла в прежнее русло. Город стремительно расширялся, в реальность приводились все более смелые изобретения техники. Теперь добраться из одной точки в другую можно было не только с помощью системы батисфер и лифтов, но и благодаря новейшим аквамобилям, пришедшим на смену существовавшему ранее Атлантичекому экспрессу и с успехом его заменившим. Улицы во вновь отстроенных районах все больше напоминали футуристические, о которых городам на поверхности оставалось лишь мечтать, передвигающиеся по воде автомобили словно парили между этажами, неоновые вывески завлекали посетителей в процветавшие развлекательные заведения.

[indent]Важнейшим событием начала 80-х стало открытие минерала цезария, ставшего относительно безопасным источником энергии. На цезарии работало теперь все: от тех же аквамобилей до сложных установок в промышленных цехах. Его плюсом стало отсутствие выхлопов в виде дыма, что спасло город от отравления воздуха в замкнутом пространстве.

[indent]В 80-е же, когда имеющие запасы адама стали подходить к концу, был воссоздан проект "Зарево-2" под руководством профессора генетики Кезайи Чонга. Но теперь ученые твердо отказались от насильственного использования людей в опытах. Маленьких Сестричек первого поколения заменили искусственно выращенные клоны, не только обученные собирать адам, но и способные постоять за себя. Чонг даже назвал их Алыми Пташками, стремясь подчеркнуть их принципиальное отличие от предыдущего поколения. Такое использование уже не вызывало бурных протестов у жителей, хотя не всем они и пришлись по душе. Маленьких детей Завета матери пугают рассказами о Больших Папочках и о подросших Сестричках, якобы бродящих во тьме затопленных улиц, ставших полу-призрачной угрозой города.

« Эти Пташки Чонга... Не то чтобы они мне нравились, знаешь, они все равно какие-то жутковатые. Но, думаю, это все же лучше тех ужасных опытов над людьми. У меня до сих пор мурашки по коже. »

Из личной переписки.

« ...Не ходи в западное крыло, Джонни. Пошли кого-нибудь. Говорят, там до сих пор бродят Папочки, брат Йозефа видел одного. Может врет, но я бы не сунулся. »

Из личной переписки.

« Засыпай скорее, дитятка моя,
    А не то громила заберет тебя,
    Он десятиглазый, ростом он с гору,
    Спи, моя малышка, баюшки-баю. »

Колыбельная.

[indent]Завет процветал, как и прежде; его жителям он казался лучшим городом на Земле. Отчасти - совершенно заслуженно. Но отчасти и потому, что жизнь снаружи представлялась многим серой, ужасной, наполненной войнами и произволом властей. Правительство делало все возможное, чтобы сохранить иллюзию идеального мира. Питер Рорк до сих пор считался номинальным правителем, несмотря на преклонный возраст, но подлинная власть уже давно перешла в руки его Совета.

[indent]Конечно, не все было так гладко: не всем удавалось найти себе достойный заработок, и те, кто не мог конкурировать с более талантливыми коллегами, неизбежно оказывались за бортом красивой жизни. Царствующая в Завете идеология не позволяла им получить какую-либо помощь от государства, каждый был предоставлен сам себе, сам отвечал за свою бедность. Такие люди вынуждены были селиться в тесных трущобах, граничащих с разрушенными и затопленными отсеками. В этих районах процветали преступность и орудовали контрабандисты, нашедшие способ обойти запреты и доставлять редкие товары с поверхности. Подпольные умельцы нашли способ кустарно изготавливать плазмиды, вводить которые не всегда безопасно. Многие из бедняков, не имеющие денег на покупку ЕВА и других лекарств, обезображены болезнями, некоторые помешались умом.

[indent]В этой же среде зреет новое сопротивление правящей элите, и оно набирает силу, хотя лидер движения предпочитает оставаться в тени. Повстанцы называют его Главк, хотя мало кто видел его в лицо и знает, кто он такой.

« А я бы не стала говорить, что все плохо. Я люблю Завет, правда люблю. Да ты только посмотри, как красиво! »

Из телефонного разговора.


[indent]В преддверии празднования 2000 года стены Завета огласила сенсация: город вновь открывает свои двери. В честь празднования миллениума и полувекового юбилея со дня создания, Завет примет своих гостей с поверхности. Несколько избранных счастливчиков, число которых не превышает и трех десятков, ступят по подводным улицам и увидят все красоты и достижения Города свободных творцов. Вот только чем это закончится, ни они, ни сами жители города знать не могли.

©
ТЕКСТ СОЗДАН СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ФРПГ "ЗАВЕТ: LOST AT SEA" В 2017 ГОДУ.
АВТОРСКИЕ ПРАВА ПРИНАДЛЕЖАТ АДМИНИСТРАЦИИ ФОРУМА.
КОПИРОВАНИЕ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ БЕЗ УКАЗАНИЯ АВТОРОВ ЗАПРЕЩЕНО.